Михаил Кисенко: каждый должен заниматься своим делом

Почему дизайнеру важно иметь свой почерк, и в чем преимущество коллективного дизайна? Что происходит с архитектурой Челябинска, и зачем нужно вводить лицензию на деятельность российских архитекторов и дизайнеров? Об этом и многом другом рассказывает гость рубрики «Эксперты» — руководитель мастерской архитектуры и дизайна ADES CASA Михаил Кисенко.

 


Досье:

 

Михаил Кисенко — выпускник архитектурного факультета ЮУрГУ (2007). В 2010 году основал мастерскую ADES CASA,специализация — современная архитектура и дизайн, малоэтажное строительство. ADES CASA — победитель и призер международных конкурсов: «GardeniaOrchidea» (Италия. 2010), «Объективность внутри» (2011, 2013 гг.) (номинация «Проект частного интерьера»). География объектов: Челябинск, города России, Москва, европейские страны. Сегодня в компании идет ребрендинг: обновленная лаборатория Михаила Кисенко объединяется с московской проектной организацией, в планах — более масштабное освоение зарубежного рынка. 


 

— Интерьеры ADES CASA легко узнаваемы: лаконичные формы, сдержанная палитра… Такая дорогая простота. Как вы определяете свой стиль?

 

Мы делаем интерьеры, которые нравятся, в первую очередь, нам самим, и у нас достаточно принципиальный подход к созданию проектов. Мы работаем только в современном стиле: это лаконичные формы, где важны функционал и эргономика, обязательно в совокупности с логически выстроенной эстетикой. Любая деталь и пространственное решение должны быть оправданы — ничего надуманного и случайного. Хороший дизайн складывается как пазл, где все предметы находятся на своих местах, в таком интерьере нечего убавить и нечего прибавить. Кстати, минималистичные интерьеры приучают людей к порядку и самоорганизации: любая вещь, брошенная не на место, сразу нарушает гармонию «чистого пространства».

— Такие стерильные интерьеры не для всех…

 

Да, поэтому при первой встрече мы сразу спрашиваем заказчиков — видели они наши работы, если нет, то рекомендуем ознакомиться. Если у заказчика есть какие-то сомнения, то мы либо находим общий язык в процессе диалога, либо расстаемся и рекомендуем других специалистов, потому что делать вещи, которые не отвечают нашей эстетике, это тратить время впустую.

 

— А как же «клиент всегда прав»?

 

Если пожелания клиента неуместны, то в проекте они не будут отражены ни при каком раскладе. Я не сторонник той позиции, что кто дизайнеру платит, тот его и танцует — это не про нас. Считаю, что каждый должен заниматься своим делом. У заказчика видение интерьера, а у нас — знание. В этом принципиальное отличие. Компромисс возможен только в том случае, если клиент предлагает идеи, которые не противоречат концепции интерьера или архитектурного облика здания. Мы внимательно учитываем все пожелания заказчика в техническом наполнении проекта: что ему удобно, какие предметы обихода и т.д. и на основе этого предлагаем наиболее оптимальные, профессионально выверенные решения.

— Изменился ли заказчик за последние годы?

 

Да, изменился и в лучшую сторону. Меньше китча, больше интеллигентности, заказчики стали более четко понимать,что они хотят: нет метаний из стороны в сторону, из крайности в крайность. С таким заказчиком очень комфортно и приятно общаться.

 

— Чем это объясняется?

 

Отчасти тем, что у многих это уже не первый дизайнерский ремонт, есть опыт, информированы больше, возможно, что заказчики стали спокойнее реагировать на свои финансовые поступления, по сравнению с теми же 90-ми годами, когда у людей, которые до того жили довольно скромно, вдруг появились большие деньги. Поэтому и интерьеры тогда заказывались с позолотой, вензелями и прочими атрибутами богатой жизни. Ну и общение с дизайнерами — мы меняемся, и соответственно, по-другому выстраивается диалог с заказчиком.

— Как грамотно интегрировать собственный стиль дизайнера и индивидуальность заказчика? Не мешает ли узнаваемый авторский почерк уникальности интерьера?

 

В марках автомобилей тоже есть внешняя схожесть, различие — в деталях, нюансах, которые неподготовленный человек сразу не увидит. Оценить эти фишки, новые архитектурные и декораторские решения: планировку, компоновку, световой дизайн, подбор картин, постеров и т.д. может только профессионал. По поводу авторского стиля — считаю, что хорошо иметь свой почерк, потому что я не понимаю всеядности: если человек профессионал, то он может быть настоящим профи чаще всего в каком-то одном направлении. Нет таких архитекторов и дизайнеров, даже из числа топовых, которые работают одинаково хорошо во всех стилях. Сегодня в скоростной век информации изучить все стили досконально — невозможно. А профессионал никогда не возьмется делать то, в чем он не уверен на 200%.

 

— Многие дизайнеры трудятся в одиночку, говорят, так удобнее им и дешевле для заказчика. В чем отличие работы студий дизайна?

 

Как я уже сказал, отслеживать самостоятельно огромный поток информации: все новинки в технологиях, материалах, мебели, аксессуарах и т.д.— достаточно сложно. В коллективе этот процесс будет проходить более продуктивно, так как есть разграничение полномочий, разделение труда — у каждого сотрудника более концентрированный подход к заданной теме. Я когда-то   работал один и мне есть с чем сравнить. Коллектив всегда сделает больше, лучше и качественнее — это факт. Конечно, при условии, что все действия сотрудников будут грамотно скоординированы. Кроме того, коллективная работа — это общение, некий мозговой штурм, подпитка идеями и энергией творчества, а это и есть развитие. Работая одному очень просто угодить в ловушку собственных приемов, вот тогда точно все интерьеры будут похожи друг на друга, что приведет если не к деградации, то к стагнации профессионального роста.

— Для многих дизайнеров проблема найти строителей, которые могут идеально воплотить их проект. Как можно решить этот вопрос?

 

Откуда взяться квалифицированным рабочим: малярам, каменщикам и т.д., если у нас 90% населения с высшим образованием? Технических специалистов среднего образовательного уровня, с хорошим опытом и высоким качеством труда — единицы. Это глобальная проблема, и пока она не решаема. В Москве то же самое — кто там занимается строительством? Все верно — молдаване, украинцы, таджики, прибалты. Дешевая рабочая сила.

 

— Значит, чтобы проект получился как нужно, дизайнер должен сам больше контролировать рабочих на объекте?

 

Дизайнер ничего не должен, все зависит от заказчика — если он экономит на создании проекта или на авторском надзоре, то результат будет соответствующим. Тут нужно самому заказчику понимать, что он хочет получить в итоге.

 

— Как в Европе решается этот вопрос?

 

В Европе все очень четко регламентировано и даже при строительстве частного дома вы не имеете право нарушать регламент, если это случится, то денежными штрафами не отделаетесь. Допустим, если по регламенту вам положено строить дом в два этажа, а вы соорудили три, то вам будет вынесено постановление — снести лишний этаж. Не уберете, то никакие связи не помогут — приедут и снесут все сами. Естественно, у них более строгий подход к тем, кто работает в строительной отрасли. Все, от штукатура до архитектора, обязаны иметь лицензию на своюдеятельность. В России очень много нелегальных рабочих, которые неофициально работают в одиночку или какими-то небольшими бригадами, и я сомневаюсь, что кто-то   из них имеет соответствующие лицензии. Девушка, которой стало скучно жить, у нас легко становится дизайнером после полугодовых курсов, в Европе это невозможно. Дизайнер обязан получить лицензию на проектирование даже малых архитектурных объектов. Базовые знания, что у архитектора, что у дизайнера должны быть одинаковые: теоретическая механика, сопромат, начертательная геометрия — это основа.

Но буду справедливым, уровень проработки рабочей документации у европейских дизайнеров намного ниже, чем у наших. В плане идей по архитектуре — да, они впереди, хотя их обучение, опять же, строится на классике советской архитектуры: конструктивизм, авангард, суприматизм и т.д. Причем, я говорю не только о рядовых специалистах, но и о дизайнерах и архитекторах с мировыми именами. Так что нам есть чем гордиться, но, к сожалению, многие этого не знают, а потому ругают «совок», а ведь, все лучшее, что есть в архитектуре, построено именно в советские годы.

 

Вообще, у нас отношение к архитектуре уничижительное, и в этом виноваты порой сами архитекторы, которые совершенно себя не ценят. Сейчас на стройке главным может быть кто угодно, но только не архитектор. Началось это не сегодня, а намного раньше, еще со времен Хрущева, когда в стране стали массово строить безликие, неудобные для жизни малометражки, прозванные в народе «хрущёвками». Но с другой стороны, ни в одном государстве мира не раздавали в таких количествах бесплатное жилье, сейчас эти же площади люди приобретают в ипотеку на 10-15 лет. Вопрос непростой, смотря с какой стороны на него посмотреть. Но уничтожение советской архитектуры и авторитета архитектора началось все же именно при Хрущеве.

 

— А что сейчас?

 

Сейчас все зависит от инвесторов, для подавляющего большинства архитекторов деньги решают все, поэтому утверждаются и создаются проекты домов, которые совсем не украшают архитектуру города.

 

— Кто сегодня диктует моду в мире дизайна? Какие страны?

 

Мне сложно сказать, кто диктует моду, настолько сегодня общий уровень подтянулся. В плане дизайна интерьеров очень высокий уровень показывает Украина. В плане архитектуры — это испанцы и, конечно, японцы. Японский дизайн слишком аскетичный, даже для меня, но вот архитектура удивляет. Вообще, уровень дизайнеров и архитекторов очень вырос во всем мире.

— Кто для вас авторитет в мире дизайна и архитектуры?

 

Очень нравится японский архитектор Тадао Андо, лауреат Притцкеровской премии архитектуре считается аналогом Нобелевской премии — прим.ред.), человек с уникальной судьбой, бывший профессиональный боксер, архитектор-самоучка, который гармонично вплетает национальную эстетику в современную архитектуру, причем его проекты всегда следуют естественному ландшафту, ни в коем случае не конфликтуя с ним и не меняя его. Свет в его интерьерах творит чудеса. Надо смотреть его работы, проникнуться его философией, он привнес в архитектуру свою эстетику, которую до него никто не применял. Тадао Андо— полная противоположность ремесленнику Гауди, которого я вообще не воспринимаю. Да, он уникален, хорошо, что он был, но его архитектура больше похожа на кувшин с мозаикой, некий хенд-мейд, и жить в таком пространстве неудобно, абсолютно не эргономичные интерьеры, вызывающие чувство дискомфорта.

 

— Лучший город для вас в плане архитектуры?

 

Пожалуй, Барселона. Мне нравится их бережное отношение к архитектуре. В городе появляется много современных уникальных зданий, но при этом они сохраняют кварталы старой застройки, все очень грамотно, функционально.

 

— Как вы оцениваете архитектуру Челябинска: что нравится, что раздражает.

 

Есть объекты, которыми мы по праву можем гордиться, например, Торговый центр — это уникальное строение с точки зрения архитектуры, или площадь Революции с памятником Ленину. Есть много прекрасных жилых зданий, построенных в дореволюционное и советское время. Но к великому сожалению, в последние годы было сооружено немало объектов, уродующих облик города, начиная с комплекса на Алом поле, который можно назвать большим недоразумением, или КРК «Мегаполис», Челябинск-Сити, Китайский базар на «зеленом» рынке… Непонятно, кто утвердил и позволил строить эти проекты. Каждое здание пытается быть жирной точкой на карте города, не вписываясь в концепцию квартала. В советские годы следили за силуэтом города, и этому придавалось огромное значение. Современные архитекторы должны знать, что это такое, но на практике оказывается, что не знают или не хотят знать. Я не проектирую многоэтажные дома, но то, как они делаются — вызывает очень много вопросов. Помимо архитектуры, я занимаюсь интерьерами, поэтому скажу — авторы многих жилых комплексов не хотят изучать эргономику внутреннего пространства и создают планировки, неудобные для жизни. Так из 120 квадратов свободной планировки в одном элитном комплексе с трудом можно было спланировать трехкомнатную квартиру. Я молчу про качество строительства. Сама конфигурация странная — вроде три окна, но два из них оказываются в одной комнате. Эскиз одного многоэтажного дома делается в течение 1-2 месяцев, мы эскиз малоэтажного дома делаем в течение 4-6 месяцев. Причем, за проект огромного многоэтажного дома архитекторы получат 150-200 тысяч рублей от силы, разве можно за такие деньги и за такие сроки сделать по-настоящему продуманный и качественный проект? Великий архитектор Ле Корбюзье говорил — все идет изнутри, все начинается с планировки, с внутреннего пространства, потому что на фасад можно навешать все что угодно, а вот внутреннее пространство архитектор обязан прорабатывать в первую очередь, именно оно определяет конфигурацию здания. Так вот, архитекторы нашего города,по-моему, забыли об этом.

— Что еще вы хотели бы изменить?

 

Я бы обязательно ввел регламентированную лицензию на проектирование для архитекторов и дизайнеров.Все это нужно прописывать законодательно. Но сейчас такие времена, что точно не до архитектуры. Хотя именно она отражает состояние эпохи. Посмотрите, как за последние годы в Челябинске активизировалось панельное строительство, причем, не на окраинах, а практически в центре города стоят панельные дома, которые в нормальных городах давно уже никто не строит. Нам говорят, это дешевле, это массовое жилье, но я считаю, что лучше вообще не строить, чем строить так, и потом очищать эти авгиевы конюшни. Многоэтажное строительство асоциально по своей сути, в многоквартирных домах люди не общаются друг с другом, не знают, кто их соседи, дети не играют вместе на улице. Не случайно, во Франции в одно время все эти массовые многоэтажные застройки, ставшие рассадником преступности, просто пошли под снос. В домах средней этажности люди больше общаются между собой, даже живущие в соседних дворах. Но инвесторам не интересно как будет выглядеть город, для них главный вопрос — сколько они заработают. Все остальное им не нужно, у них давно уже дома на побережьях, а здесь просто площадка для бизнеса.

 

 — Как вы изменили бы архитектурный облик нашего города?

 

Во-первых, я бы остановил идею фикс — построить метро в Челябинске. Не нужно нам метро, не те у нас масштабы, надо развивать общественный транспорт, особенно экологичный электротранспорт: трамваи и троллейбусы. Я бы полностью запретил маршрутки, проредил всю наружную рекламу, приведя её к общему формату, вплоть до изменения фирменных цветов вывесок на фасадах зданий, не вписывается вывеска в архитектурный облик — меняйте вывеску, а не архитектуру, занялся благоустройством и озеленением города. Уверен, что люди с удовольствием семьями вышли бы на зеленые субботники. Это то, что надо сделать для комфорта горожан, город должен быть для пешеходов, чтобы в нем можно было легко дышать и выходить на прогулки. Уверен, это положительно сказалось бы на общей атмосфере и настроении жителей города.

— Вы патриот Челябинска?

 

Мне обидно за него. Я сам приехал из Кустаная, но очень болезненно воспринимаю то, что происходит в Челябинске. Для меня всегда важен результат, а он пока оставляет желать лучшего.

 

— Ваше пожелание челябинцам, которые не могут повлиять на архитектуру города, но зато хотят улучшить архитектуру и дизайн собственного жилья.

 

Будем откровенны, профессиональный дизайн и декорирование интерьера от и до — это весьма дорогое удовольствие. Тем, кто самостоятельно занимается дизайном и архитектурой своего пространства, могу посоветовать:

 

  • Не экспериментируйте с яркими цветами, если нет опыта в данном вопросе, лучше используйте спокойные цвета.
  • Старайтесь не захламлять помещение декором
  • Не используйте текстиль с ярко выраженными фактурами и узорами. И, конечно, читайте, ищите идеи для дизайна в интернете, в специализированных телепрограммах, уверен — у вас получится то, что будет доставлять вам радость, а это самое главное.