Алексей Афанасьев: мы создаем архитектурную доминанту

В чем специфика интерьеров, созданных архитекторами? Что дают профессиональные конкурсы, и как правильно отбирать проекты для участия? Зачем дизайнеру преподавательская деятельность, и что должны знать будущие градостроители? Секретами профессии делится участник рубрики «Эксперты» — руководитель авторской студии A.A.G., преподаватель кафедры «Архитектура» ЮУрГУ, член Союза архитекторов России Алексей Афанасьев.

 

Вы — неоднократный участник и призер архитектурных и дизайнерских конкурсов различного уровня. Казалось бы, ничего уже никому доказывать не надо, но вы снова и снова выставляете работы. Зачем?

 

— Для меня участие в архитектурных и дизайнерских конкурсах различного уровня — это, прежде всего, возможность оценить себя с помощью других профессионалов. Твою работу смотрят авторитетные специалисты: российские и зарубежные архитекторы, дизайнеры, художники, декораторы. Критикуют или хвалят — в любом случае, это всегда бесценный опыт и стимул для дальнейшей работы и совершенствования. И, конечно, профессиональные конкурсы — это новые знакомства, встречи, обмен знаниями и впечатлениями.

 

По какому принципу выбираете проекты для показа?

 

— Дизайнерские и архитектурные проекты, которые я выставляю на конкурсы, должны быть интересны не только жюри, но и мне, как автору. Поэтому всегда стремлюсь показать какие-то новые направления, обязательно должны быть креативность, смелость, интрига, чтобы работа зацепила, запала в душу.

В каждом конкурсе есть определенная тенденция. Если мы несколько лет подряд участвуем в одном и том же показе, то уже знаем специфику данного конкурса, предпочтения организаторов, отслеживаем, кто будет в жюри. Это важно, потому что от вкусовых предпочтений членов жюри зависит очень многое. Бывало, что одна и та же работа на каком-то конкурсе получала первое место, а на другом даже не выходила в финал. Начиная работу над новым проектом, мы сразу стараемся учесть, где он может быть выставлен.

 

Назовите самый значимый для вас конкурс?

 

— Пожалуй, это «Евразийская премия» — международный фестиваль архитектуры и дизайна, который проводится в Екатеринбурге с 2002 года. Абсолютно объективная система судейства, когда все участники идут под номерами, и никто не знает имени автора до финального решения. В жюри — именитые дизайнеры и архитекторы мирового уровня. Победить в таком конкурсе — очень престижно.

 

Вы — один из немногих практикующих дизайнеров, кто читает лекции в вузе. Как удается совмещать, и что вас привлекает в работе преподавателя?

 

—Прежде всего, мне это нравится, не случайно я преподаю в ЮУрГУ уже 13 лет. Обучая других, всегда обучаешься сам: идет поиск новых образов, решений, каждый раз нужно добавлять в лекции что-то    свежее, интересное. Современные студенты начитанные, в интернете сегодня можно найти все, их не обманешь, поэтому преподаватель должен быть на порядок выше. И это отличная мотивация для меня: я постоянно развиваюсь, двигаюсь вперед и расту как профессионал. Есть еще один немаловажный момент — умение доносить мысли до студентов очень помогает в работе с заказчиком, когда тебе надо объяснить ему концепцию проекта или аргументировано доказать свою точку зрения. Конечно, времени катастрофически не хватает, поэтому пришлось приостановить работу над кандидатской диссертацией, некоторые проекты вынужден отодвигать…

Какая тема вашей кандидатской?

 

— Тема, на мой взгляд, очень актуальная: «Психологические аспекты в архитектуре подземного пространства». Сегодня под землей строят много, но, увы, не всегда грамотно, оттого люди часто испытывают психологический дискомфорт, находясь в подземных помещениях, лишенных естественного света: переходах, торговых комплексах, парковках и т.д. Моя задача показать пути решения этой проблемы, за счет каких архитектурных и дизайнерских приемов можно психологически более комфортно обустроить подземку.

 

Интересная тема! Желаю успешно закончить работу над диссертацией.

 

— Спасибо! Вы знаете, чтобы успевать, конечно, нужна дисциплина и самоорганизация, но еще важнее любить дело, которым занимаешься, отдаваться ему полностью. И тогда все как-то    само собой складывается. Я решил стать архитектором, когда учился в седьмом классе, помню, в зарубежном сериале впервые увидел, как работают архитекторы, и всё — влюбился эту профессию раз и навсегда. Тем более что отец мой был строителем, можно сказать, любовь к обустройству пространства у меня в крови. (Улыбается.)

 

На ваш взгляд, зачем сегодня молодежь идет в архитектуру и дизайн?

 

— Потому что это интересно, востребовано, это модно, в конце концов. Хотя в профессию идут многие, настоящими архитекторами и дизайнерами становятся единицы. Вуз дает базу, основу профессии, но если у человека от природы нет чувства пространства, пропорций, сочетания цвета, умения все это соединить в единое гармоничное целое, утонченного вкуса, неординарного мышления и т.д., то вряд ли он станет выдающимся архитектором или дизайнером. Потому что научить чувствовать невозможно. Это как певца можно обучить нотной грамоте, но если у него нет голоса от природы, он никогда не будет петь хорошо

Чему самому главному хотите научить своих студентов?

 

— Я учу их проектировать не просто архитектурные объекты, а продукт, который должен быть продуман с точки зрения бизнеса, быть в тренде и не терять в себестоимости через 10-15 лет. Дома и квартиры надо строить с учетом их ликвидности: с удобной планировкой, соблюдением всех пропорций, нормативов, с актуальной для рынка квадратурой. Почему на этапе проектирования не предусмотреть возможность трансформации одной и той же ячейки в другие площадки: увеличить или уменьшить, изменить конфигурацию. Наши заказчики — крупные бизнесмены, которые учат нас думать, как зарабатывать деньги под каждый проект. В этом отличие современного образования — раньше учили строить, но не учили продавать, а мы учим студентов соответственно требованиям времени. Без знания экономики сегодня нельзя выходить на рынок.

 

Создание единых трендов в интерьере — это тоже часть экономики?

 

— Конечно. К примеру, ежегодно Pantone объявляет цвет года, и все фабрики заранее под это готовят новые коллекции текстиля, плитки, аксессуаров и т.д. Создается некий единый цветовой тренд, чтобы производители могли выпустить на рынок товар, сочетаемый друг с другом. Это некий сговор промышленников, нам диктуют условия, что сейчас модно, но это нормальное положение современного рынка. Ведущие мировые бренды составляют своего рода конгломерат, где все участники должны быть на одной волне. Такое единство отражает интересы, как бизнеса, так и клиентов, которые благодаря этому могут комплектовать гармоничные, сочетаемые по цвету и стилистике интерьеры. Каждые полгода появляется что-то    новое, тенденции меняются настолько быстро, что надо уметь сопоставлять происходящее в архитектуре, дизайне, декоре, абсолютно во всем. Ежегодно идет переосмысление дизайна и, естественно, быть в тренде просто необходимо.

 

Не утомляет такая гонка? И не будут ли трендовые интерьеры одинаковыми?

 

— В этом как раз прелесть работы, что каждый раз интерьер становится другим. Мы можем взять проверенные приемы и механизмы, но наполнение всегда будет отличаться, с учетом новых тенденций, личности клиента. Каждый заказчик — уникальная личность, и, соответственно, интерьер будет единственным и неповторимым. Задача дизайнера — почувствовать клиента, уметь подстраиваться под него. Но при этом мнение профессионала всегда должно быть приоритетным.

 

Вы можете позволить себе выбирать клиента?

 

— Мы уже давно сформировали свой типаж клиента, с которым комфортно работать. Если в первую очередь заказчик видит и ценит творческую составляющую созданных нами проектов, то это наш человек, когда же первым делом задается вопрос: а сколько это будет стоить, то вряд ли мы сработаемся. Для него главное цифры, а для нас в приоритете — создание творческого проекта.

— В каком ценовом сегменте ваши интерьеры?

 

В разном: премиум сегмент, средний, это может быть объект эконом уровня, например, квартира для сдачи в аренду. Есть определенные задачи, которые мы должны воплотить, и совсем не обязательно, что все помещения должны быть в сегменте лакшери. В том же коттедже есть подвал, рабочие помещения, которые оформляем разумно, по себестоимости. На этапе проектирования ставятся задачи: какие материалы и бренды мы можем использовать и т.д. Народ всегда считал деньги, независимо от кризиса. Мы должны подсказать заказчику, где можно обойтись наименьшими финансовыми затратами, а где не стоит экономить. В любом проекте, независимо от ценового сегмента, главное — это здравый смысл в решении вопросов.

 

Вы — по образованию архитектор, какие преимущества это дает при создании интерьеров?

 

— Интерьеры, созданные специалистами с дипломом дизайнера, отличаются от проектов, сделанных архитекторами. Они не лучше и не хуже, они просто разные. Работу архитектора видно сразу. Мы работаем с пространством, создаем архитектурную доминанту, вокруг которой все выстраивается. Возможно, что архитектор больше владеет техническими навыками, с точки зрения инженерии, конструктива. Дизайнеры обычно профессионально делают развертку по стенам, не прибегая к конструктивным вещам. Конечно, если специалист по интерьеру совмещает в себе обе профессии — это значительно расширяет его горизонты. Но можно работать и в тандеме, допустим, архитектор — мужчина, а дизайнер — женщина. Такие сочетания, кстати, очень обогащают идеи проектов: разный подход, разное решение дизайна. Интересный результат может получиться в итоге.

 

Как-то вы сказали, что в наше время чувствовать стало труднее, чем думать. О чем это?

 

— Это касается и жизни и работы. Дизайнер — очень зависимая профессия. Обычно на частном интерьере наши чувства и творческие амбиции уходят на второй план, потому что главное здесь — приоритеты клиента. Но есть проекты, обычно общественные интерьеры, которые мы готовы делать за небольшие гонорары, так как они дают возможность воплотить необычную идею, реализовать полностью свой творческий потенциал, без каких-либо ограничений со стороны заказчика.

Например?

 

— Например, проект «Дача» на Кировке. Это был экономный вариант по оплате нашего труда, но нам было интересно работать: всю концепцию ресторана мы придумали сами. Или сейчас в ТК «Курчатовский» запускается новый молодежный проект «На фарше». Такие, не ограничивающие по мысли и идеям, так сказать, хулиганские проекты, нужны любому художнику, иначе он теряет вкус к творчеству.

 

С благотворительными и социальными проектами работаете?

 

— На нашу кафедру архитектуры часто обращаются с просьбой помочь спроектировать тот или иной социальный объект: памятник воинам, постаменты, реконструкцию церковных объектов и т.д. Мы делаем такие проекты бесплатно, так как это работает на репутацию вуза, и для студентов — это хорошая практика и возможность получить новый опыт. 

 

В каких городах мира любите бывать?

 

— Два мегаполиса не перестают меня удивлять. Это Лондон и Бангкок. Лондон — это потрясающая архитектура, идешь и не знаешь, что ждет тебя за углом: каждый район, каждое здание уникальны. Очень нравится грамотная интеграция современной архитектуры в исторические застройки. Это город-вавилон: смешение культур, языков, там очень много приезжих и все они на равных условиях, не имеет значения, откуда ты приехал, из Америки или России. В Лондоне наслаждаешься жизнью: огромные парки, все построено для людей. Я обошел этот город вдоль и поперек. И даже знать английский совсем необязательно: для общения есть Google, для передвижения — навигатор.

Бангкок — это совсем другая история, где шикарные высотки из стекла и металла соседствуют с трущобами, где азиатский менталитет и европейская культура слились в единое пространство, сформировав какой-то особый по атмосфере колорит. Удивительный город.

 

Возможно ли, что в век глобализации интерьеры будут лишены каких-то национальных и географических особенностей?

 

С одной стороны границы стираются, это касается не только дизайна и архитектуры — исчезает различие вообще между культурами. Идет наслоение, объединение, заимствование культур и традиций: мы видим это в моде, кинематографе, музыке, кулинарии. Но с другой стороны — в интерьере мы наблюдаем, например, такое явление, как скандинавский стиль, который не меняется на протяжении многих десятилетий, и никакие процессы глобализации не смогли серьезно повлиять на него. Такая устойчивая самобытность продиктована, прежде всего, климатическими условиями: если в стране 10 месяцев зима, дуют северные ветры, то средиземноморский стиль там точно не приживется, да и ментальность сдержанных северян разительно отличается от мироощущения эмоциональных южан.

 

А что с личностной идентификацией?

 

— Если рассматривать дизайнерский проект как произведение искусства, то именно уникальность звучания, индивидуальность придают ему высокую ценность. Так что личностная самобытность дизайнера как художника всегда будет востребована.

 

Можно ли говорить о русском стиле или дизайне?

 

— Русского дизайна нет. Есть пара-тройка творцов, которые добились международного признания, у них есть свой почерк, они производят полноценные коллекции, но в целом по стране еще только начинается развитие интерьерной индустрии. Вот когда у нас будут мощные производственные площадки в легкой промышленности: фабрики по производству текстиля, одежды, мебели, которые будут известны за рубежом, тогда можно говорить о русском дизайне. Сейчас мы создаем национальный колорит за счет использования каких-то отдельных элементов нашей культуры. Когда мы занимались дизайном олимпийских гостиниц в Сочи, то применяли для оформления помещений плитку от Дмитрия Логинова, сделанную под хохлому и матрешки, были интерьеры в стиле Bosco. Но это нельзя назвать русским стилем, это, скажем так, символика, колористика «а ля русс», рассчитанная на иностранцев.

Без движения нет развития, сравнивая себя сегодняшнего и 10-летней давности — какие перемены произошли в дизайнере Афанасьеве?

 

— Колоссальные. Я стал по-другому мыслить, встал на одну ступеньку со своим заказчиком, начал думать как он, понимать и принимать его жизненные ценности. Раньше было амбициозное желание проявить себя любой ценой, создавать дизайн ради дизайна, не сознавая, что это может быть некомфортно, непрактично. А сейчас понимаю, что надо делать не только красиво, вкусно и запоминающее, но и функционально, практично и на 10 лет вперед. Это как рецепт изысканного блюда в хорошем ресторане. Мы создаем образ жизни, мечту, которую можно красиво и грамотно реализовать. Чем старше становится дизайнер, тем выше его мастерство: многолетний опыт проб и ошибок, поиск себя, своего стиля в итоге приводят к тому, что отсеивается все лишнее, оставляя место самым интересным и продуманным решениям.

 

Что дальше? Планируете продолжить свое профессиональное обучение? Думаете ли выходить на международный рынок?

 

— Я постоянно учусь, повышаю квалификацию, без этого невозможно быть по-настоящему конкурентоспособным. Стажировки в Европе, обучающие курсы в Москве, в Челябинск постоянно приезжают специалисты по архитектуре и строительству из других городов России или из-за рубежа, которые дают какие-то новые знания и мысли. Учиться можно всегда, главное, чтобы было желание. Буквально на днях улетаю в Бразилию для участия в проекте DESIGN INTENSIVE. Обучающая программа для дизайнеров из разных стран, в которую включены мастер-классы, лекции, семинары от мировых звезд архитектуры, посещение международной выставки дизайна и архитектуры в Латинской Америке — знаменитой «Casa Cor», поездки на фабрики мебели и материалов, встречи с экспертами, производителями, ведущими архитекторами и дизайнерами Бразилии и т.д. И все это на фоне пальм, пляжей и Атлантического океана. Такое погружение на две недели в иную профессиональную среду и культуру — отличная перезагрузка для любого специалиста, источник новых знаний, впечатлений и вдохновения для будущих проектов.

Выйти на международный рынок — такая задача ставится, но это невероятно сложно. Очень мощная конкуренция, чтобы покорить Европу и Америку надо создавать что-то    настолько уникальное, что может поразить пресыщенный идеями и проектами западный рынок. Надо еще много думать и работать над этим.

 

Несколько полезных советов от Алексея Афанасьева тем, кто делает ремонт самостоятельно

 

— Если вы решили делать ремонт самостоятельно, попробуйте для начала определиться с самым главным: порисуйте возможные варианты планировки и расстановки мебели, сделайте развертки стен. Если что-то    не знаете, поищите в интернете — сегодня там можно найти все, в том числе и бесплатные программы по созданию 3D -визуализаций интерьеров. А вот на втором этапе — техническом — советую все же обратиться за помощью к профессионалам. Грамотно составленные схемы и чертежи по разводке электрики, раскладке пола, смета ремонта с расчетом материалов и комплектующих помогут в дальнейшей работе. Поэтому, если не можете заказать полный дизайн-проект, то хотя бы эту заготовку с техзаданием для строителей закажите специалисту. Поверьте, ремонт с продуманной технической частью пройдет более гладко: избавит вас от лишних трат и строительных ошибок.